Встречи И.А. Бунина с потомками русского гения.

   На вступительных экзаменах в первый класс Елецкой казенной гимназии десятилетний Иван Бунин   волновался. И хотя старший брат Юлий говорил, что ничего страшного и трудного на этих испытаниях не будет, все равно было не по себе. Правда, волнение сразу исчезло, когда попросили прочесть наизусть  стихотворение.  «Румяной зарею покрылся восток»  не раздумывая, начал читать Иван, и, как будто наяву, перед ним предстала знакомая картинка тихой сельской жизни…  Впоследствии, став взрослым, Бунин скажет, что стихи  Александра Сергеевича Пушкина, которые с младенчества он слышал от своей матушки, Людмилы Александровны,  воспринимались им настолько ярко, образно, что буквально оживали.   

      «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его? Но когда вошла в меня Россия? Когда я узнал и полюбил ее небо, воздух, солнце, родных, близких? Ведь он со мной — и так особенно — с самого начала моей жизни. Имя его я слышал с младенчества/…/: в той среде, из которой я вышел, тогда говорили о нем, повторяли его стихи постоянно. Говорили и у нас, — отец, мать, братья».

                                               И.А. Бунин «Думая о Пушкине»

    Именно «Сочинения А. Пушкина» —  по словам Бунина, «очаровательные томики», царившие  над всеми другими книгами   в дедовских шкафах,  вызвали у него «первые сознательные восторги от чтения».  Вспоминал он и о  желании, которое страстно испытывал много, много раз в жизни: «написать что-нибудь по-пушкински, что-нибудь прекрасное, свободное, стройное, желание, проистекавшее от любви, от чувства родства к нему, от тех светлых (пушкинских каких-то) настроений, что Бог порою давал в жизни».

    Благоговея перед талантом великого поэта, любуясь его знаменитым  портретом работы Кипренского, Иван даже и помыслить не мог, что судьба подарит ему встречи с потомками  Александра Сергеевича.

    Первая встреча, совершенно случайная, произошла в Москве, куда 20-летний Бунин приехал из Орла. В храме Сретенского монастыря, куда он зашел, шла служба.

Сретенский собор

  «Стал, а рядом старушка глаз не сводит с моего соседа и шепчет мне: «Это Пушкин Александр Александрович!» Я посмотрел и чувствую, что бледнею от волнения. Стоит старый седой генерал в сюртуке, а лицо Пушкина. Стою и боюсь пошевелиться, а глаз оторвать не могу… Пушкин — это волшебство, это божественное, я уверен, что нигде в мире, ни в какой литературе ничего подобного нет». Эти воспоминания о том, как он   увидал «Сашку» – любимого сына поэта, Яков Полонский  записал со слов Бунина 11 апреля 1942 года. А сам Ивана Алексеевич в статье «Записная книжка»   написал:

А.А. Пушкин

«Помню те необыкновенные чувства, которые я испытал однажды, стоя в Сретенском монастыре в Москве, возле сына Пушкина, не сводя глаз с его небольшой и очень сухой, легкой старческой фигуры в нарядной гусарской генеральской форме, с его белой курчавой головы, резко белых, чрезвычайно худых рук с костлявыми, тонкими пальцами и длинными, острыми ногтями».

В ту пору  генерал-майору Александру Александровичу, старшему сыну поэта, было 57 лет.  Он был талантливым военным с блестящей карьерой.  С лучшей стороны отличился в Крымской войне. В ходе сражений за освобождение Балкан успешно возглавлял Нарвский гусарский полк. Был награждён высокими орденами и именным золотым оружием.   Как писал полковой историк, офицеры питали по отношению к своему командиру громадное уважение, а сам он соответствовал образцу командира-джентльмена, верного старинным традициям.

   С детьми Александра Александровича от второго брака Николаем и Еленой, Иван Алексеевич  много лет спустя уже специально встретился и познакомился в эмиграции во Франции.

Н.А. Пушкин

Сведений о внуке Пушкина крайне мало. Известно, что с 1915 года он   был мобилизован в действующую армию. В 1916-1917 годах  служил офицером в Первом гусарском Сумском полку.  В эмиграции  с 1923 года жил в Брюсселе.   Николаю Александровичу Пушкину  на память о встрече  Бунин подарил изданный в 1934 году 7 том своего «Собрания сочинений»  с такой надписью:   «Дорогой Николай Александрович, счастлив был видеть Вас, — Вас, от дедушки которого пошли мы, писаки, все – и большие и малые. Ив. Бунин 19.ХI. 35».

Та самая книга с автографом…

    Его младшей сестре, Елене Александровне, в замужестве Розен-Мейер,  Бунин   был представлен  хорошими знакомыми в 1940 году.   В дневнике он записал: «6-го был в Ницце у Неклюдовых для знакомства с Еленой Александровной Розен-Майер, родной внучкой Пушкина – крепкая, невысокая женщина, на вид не более 45, лицо, его костяк, овал – что-то напоминающее пушкинскую посмертную маску».

Е.А. Розен-Мейер в молодости

Об этой встрече он рассказывал и в письме: «… скромная женщина в очках, небольшого роста, лет под 50, но на вид моложе, бедно одетая и очень бедно живущая мелким комиссионерством, однако ничуть не жаловавшаяся на свою одинокую и тяжкую судьбу,— Елена Александровна фон-Розен-Мейер, на которую мне было даже немножко страшно смотреть, ибо она только по своему покойному мужу, русскому офицеру, стала фон-Розен-Мейер, а в девичестве была Пушкина: родная внучка Поэта, дочь «Сашки», генерала!..»

   Через год в дневнике писателя появится следующая лаконичная запись: «12 июня 1941 г., Грасс: Ездил в Ниццу, завтракал с Еленой Александровной фон  Розен-Мейер».   Приятные впечатления от общения были взаимны, так как Елена Александровна с радостью приняла приглашение Бунина побывать у них в гостях. Через три дня она приехала на виллу «Жаннет» рано утром и пробыла у Буниных целый день, до вечера.

Грасс. Фото начала ХХI века

 Галина  Кузнецова так записала об этом событии:  «15 июня. Вчера провела у нас день внучка Пушкина, Елена Александровна, – женщина лет 55-ти, маленькая, мужественная, стриженая, с круглыми светлыми глазами, очень скромно одетая, но держащаяся с большим достоинством, воспитанная, сдержанная».

Внучка Пушкина  в совершенстве владела  английским, французским  языками, говорила на арабском, персидском, турецком, но, к сожалению, в эмиграции  её  знания востребованы не были. Она зарабатывала на жизнь случайными заработками и, чтобы не умереть с голоду, «что-то покупала, что-то продавала, перепродавала, таскала тяжелые сумки на базар…»  Иван Алексеевич, будучи по натуре человеком сострадательным, оказывал  ей посильную материальную и моральную помощь в трудные военные годы, когда Бунины и сами голодали.

Вилла «Жаннет»

      В свой последний приезд на виллу в  1942 году она выглядела уже  очень утомленной,  после завтрака отдыхала в комнате  Веры Николаевны, супруги  Ивана Алексеевича. Было заметно, что ей нелегко, со здоровьем большие проблемы, ибо  «в её громадных изумрудных глазах потух огонь, она сделалась какой-то «серой», несчастной».  Со временем заболевание, оказавшееся онкологическим,  стало  прогрессировать.   Нужна была еще одна операция, и самое главное, деньги на её оплату. 

И.А. Бунин

 Елена Александровна  обратилась с письмом к Бунину: «Милый Иван Алексеевич, обращаюсь к Вам за дружеским советом и, если возможно, содействием: существует ли еще в Париже Общество помощи ученым и писателям, которое, в такую трудную для меня минуту, помогло бы мне, в память дедушки Александра Сергеевича, расплатиться с доктором, с клиникой?»  Бунин  бросился по знакомым искать деньги, но 7 сентября1943 года  из клиники «Констанс» пришло известие о её кончине.

«Нынче письмо из Ниццы: Елена Александровна Пушкина (фон Розен – Мейер) умерла 14 августа после второй операции. Ещё одна бедная человеческая жизнь исчезла из Ниццы – и чья же! Родной внучки Александра Сергеевича!»

(из дневника И.А. Бунина)

    На следующий день Вера Николаевна так же записала в дневнике: «Вчера получено печальное известие о смерти Лены Пушкиной. Бедная, умерла, не вынесла второй операции. Помню её девочкой-подростком в Трубниковском переулке с гувернанткой. Распущенные волосы, голые икры. Кто мог подумать, что такая судьба ждет Лену? Нищета, одиночество, смерть в клинике. /…/ Лена в ссоре с братом, не знаю, помирилась ли с дочерью? Она была умна, но, вероятно, с трудным характером. /…/ Гордилась своим родом. Была фрейлиной. Рассказывала об обедах в московском дворце, когда приезжала царская семья. К Яну чувствовала большую благодарность, как пишет её друг француженка».

Елене Александровне  было  53 года. Похоронили  её на католическом кладбище Кокад  в общей могиле, так как  денег у покойной на отдельное захоронение не было.

    Через несколько месяцев Иван Алексеевич написал рассказ «Холодная осень», вошедший впоследствии в цикл «Темные аллеи» . По мнению пушкиниста В. Фридкина,   на сюжет рассказа писателя  натолкнула печальная судьба Елены Пушкиной — Розен-Мейер…

Страницы жизни великого русского писателя.Permalink

Комментарии к Встречи И.А. Бунина с потомками русского гения.

  1. Любовь

    Какие интересные подробности вы публикуете! Судьба потомков Пушкина мало известна, и контакты Бунина с ними раскрывают характер писателя с особенной по человечески теплой, задушевной стороны. В таких публикациях — истинная просветительская миссия музея. Спасибо большое!!
    Канд. Филос. Наук, член ИКОМ, бывш. сотр. Гос.Третьяковской галереи с 33-летним стажем Любовь Петрунина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *