Оценка качества работы музея

Уважаемые посетители!

Ваше мнение очень важно для нас!

Отсканируйте QR–код и оцените* по 5-ти балльной шкале качество работы литературно-мемориального музея И.А.Бунина:

доброжелательность, вежливость, компетентность персонала учреждения и качество проведения экскурсий.

Здесь Вы также можете оставить отзывы,
предложения и пожелания.

(*оценить могут только подписчики группы VK)

Мы ценим мнение каждого из посетителей и с вниманием относимся к любым обращениям, советам и пожеланиям.

Posted in Новости | Leave a comment

В МУЗЕЙ — ПО ПУШКИНСКОЙ КАРТЕ

Уважаемые жители и гости города!

У нас хорошая новость!
Литературно — мемориальный музей И.А. Бунина стал участником программы ПУШКИНСКАЯ КАРТА.

Теперь обладатели Пушкинской карты могут не только самостоятельно просмотреть основную экспозицию, но и, при желании, оплатив, прослушать экскурсию.

Приобрести билеты можно здесь в разделе «Купить билет»
Инструкция по покупке билета http://bunin.eletsmuseum.ru/wp-content/uploads/2022/05/Инструкция-ПК-Б.pdf

Posted in Новости, Объявление | Leave a comment

ВКОНТАКТЕ

Уважаемые жители и гости города!

Подписывайтесь прямо сейчас и узнавайте новости первыми!

Подписывайтесь, если хотите быть в курсе событий!

Подписывайтесь и получайте интересную информацию бесплатно!

Добавляйте первыми комментарии, оставляйте свои отзывы и пожелания!

Мы вас ждем!

https://vk.com/club200034816

Нам интересно знать ваше мнение!

Posted in Мы здесь!, Новости, Объявление | Leave a comment

Музейные будни 21/09/22

За окном дождь, холодное хмурое сентябрьское утро… Именно такая елецкая погода когда-то давно, в конце 19 века, повергала в уныние гимназиста Ивана Бунина.

Но, московской съемочной группе кинокомпании «АРТОС», ненастье не стало большой помехой в работе. Довольно быстро и успешно был отснят большой материал о значении Ельца и его православных храмов в жизни великого русского писателя для просветительского проекта «Святыни России» телеканала «Спас». «Мы были в Задонске, но не заехать в Елец, связанный с именем Ивана Алексеевича, просто не могли. Музей приятно удивил и очаровал» —  так выразила общее мнение шеф-редактор Елена Вавилова.  Даже мимолетное знакомство с экспозицией очень впечатлило ведущих передачи – известных актеров Анатолия Руденко и Елены Дудиной. Очень понравился старинный мещанский дом, воссозданный интерьер и аура того времени, а также рассказы сотрудников о городе бунинской поры. На прощание они сказали, что появилось желание поближе познакомится с творчеством И.А. Бунина.

Предполагаемый выход программы в эфир – нынешней осенью.

Posted in Гости и друзья нашего музея, Новости | Leave a comment

Фотосессия в русском стиле

Дорогие друзья, жители и гости города!

В литературно-мемориальном музее И.А. Бунина появилась уникальная возможность провести фотосессию в мещанских интерьерах XIX века, причем, кардинально изменив свой образ, в народных костюмах!

Подобная фотосессия   –  шанс заглянуть в наше прошлое и оценить истинную женственность и красоту россиянок. Все, что нужно —  это надеть красивый традиционный русский наряд, спокойно посмотреть в камеру, и улыбнуться. Любая современная девушка преобразится на таком фото, которое займет достойное место в её портфолио. А для создания образа для такой фотосессии потребуется не так много аксессуаров, которые мы вам с радостью предоставим.

  • Будем рады сотрудничеству с разными фотографами.
  • Просим заранее забронировать место и время в музее для того, чтобы фотосессия прошла комфортно и без спешки.
  • Стоимость фотосессии в интерьерах музея 1 500 ₽ / час
Posted in Новости, Объявление, Фотомоменты, Цены на билеты | Leave a comment

«Русская кухня бунинских времён»

Выпуск 8.

Городская кухня, конечно, отличалась от сельской. Рецептура блюд была сложнее, с обязательным присутствием специй, хотя ими и не злоупотребляли. Многие продукты в процессе приготовления подвергали разным видам обработки: бланшировали, припускали, запекали, пассеровали, обжаривали. Более разнообразным было и ежедневное меню.

В. Маковский. За письмом

 «Ел он за десятерых. Квартирные хозяйки из себя выходили, отказывали ему. Но ведь он предупреждал! Твердо отчеканивая слоги, уговаривался он:

-Суп, борщ, лапшу прошу подавать мне не в тарелочках: предпочитаю в мисочках. Живность – штучно, а не кусочками. Жаркое обязательно с картофелем, овощами. Кашу гречневую, равно как и пшенную – чугунчиками» («Чаша жизни»)

 Это – интересный фрагмент жизни обывателей Ефремова. Прототипом   персонажа рассказа  Горизонтова  был, по свидетельству писателя С.И. Малашкина, преподаватель  Ефремовского духовного училища .  А вот ельчане ХIХ века, по меткому определению В.Даля, были  сычужниками, любителями сычуга, рубцов.  Подтверждают это и бунинские строки из «Жизни Арсеньева»:

«Первый мой ужин у Ростовцевых тоже крепко запомнился мне — и не потому только, что состоял он из очень странных для меня кушаний. Подавали сперва похлебку, потом, на деревянном круге, серые шершавые рубцы, один вид и запах которых поверг меня в трепет и которые хозяин крошил, резал, беря прямо руками, к рубцам — соленый арбуз, а под конец гречишный крупень с молоком. Но дело было не в этом, а в том, что, так как я ел только похлебку и арбуз, хозяин раза два слегка покосился на меня, а потом сухо сказал:

— Надо ко всему привыкать, барчук. Мы люди простые, русские, едим пряники неписанные, у нас разносолов нету…»

Действительно, рубец, то есть отварной говяжий желудок  дворяне не только никогда не ели, но и не пробовали. Требуху, сычуг ели в основном небогатые люди. Хорошим дополнением к нему были соленые в бочках огурцы или небольшие зелёные арбузы, квашеная капуста. В бунинской семье, как и в других дворянских, к мясным или рыбным блюдам в качестве гарнира или приправы предпочитали подавать пикули — набор мелких маринованных овощей.


«Я /…/ прошел в столовую. Там на блестящей скатерти стоял чайник на спиртовке, блестела тонкая чайная посуда. Горничная принесла холодную телятину, пикули, графинчик с водкой, бутылку лафиту».  («Натали»)
Обычно в их состав входили: « молодая морковь, небольшие огурчики, стебельки от молодого салата, цветная капуста, мелкие головки лука, молодые стручки сахарного гороха и фасоли, а также маленькие дыни, арбузы, зеленые сливы, маленькие рыжики, спаржа».   (Е. Молоховец. Подарок молодым хозяйкам)

В. Маковский. Мальчик и женщина, пьющие чай


Живя нахлебником у елецких мещан, Иван часто вспоминал родной дом, родственников – дворян:
«Склад средней дворянской жизни еще и на моей памяти, — очень недавно, — имел много общего со складом богатой мужицкой жизни по своей домовитости и сельскому старосветскому благополучию. Такова, например, была усадьба тетки Анны Герасимовны. /…/ Выйдет она важно, но приветливо, и сейчас же под бесконечные разговоры /…/ начинают появляться угощения: сперва  «дули», яблоки – антоновские, «бель-барыня», боровинка, «плодовитка», — а потом удивительный обед: вся насквозь розовая вареная ветчина с горошком, фаршированная курица, индюшка, маринады и красный квас, — крепкий и сладкий-пресладкий…» («Антоновские яблоки»)

В. Маковский. Продавец кваса

В Ельце квас можно было выпить прямо на улице, купив стаканчик у разносчика. Особенно востребованным он бывал на ярмарках.

«Орал квасник:
— Вот квасок, попыривает в носок! По копейке бокал, самый главный лимонад!
» («Деревня»)

Правила гостеприимства требовали от хозяев непременного угощения даже неожиданного гостя. Чаще всего предлагали чай с вареньем и мелкой выпечкой, сладости, сезонные фрукты. Упоминание об этом обычае встречается  во многих произведениях Ивана Алексеевича.

«Запахло самоваром, посыпались расспросы; стали появляться из столетней горки хрустальные вазочки для варенья, золотые ложечки, /…/ сахарные сушки, сбереженные на случай гостей» («Суходол»)

В. Пчелин. Натюрморт

«/…/ босая девка с необыкновенной осторожностью подала на старом серебряном подносе стакан крепкого сивого чая и корзиночку с печеньем» («Грамматика любви»)

«/…/ перед диваном столик, спиртовка для чайника, пирожные, фрукты, золотые ножички /…/» «Мордовский сарафан»)

«Она пришла в восхищение от его неожиданного приезда, тотчас уставила стол тарелочками с орехами, пастилой и мармеладом…»  («Апрель»)

Своеобразным десертом и неплохим угощением в городских семьях с небольшим достатком мог быть и крупень — пирог из творожно-гречневой массы.
Он отличался великолепным вкусом, был очень полезен для здоровья и несложен в приготовлении. Его достаточно просто приготовить в современных условиях на основе гречневой каши. Для этого потребуются:
2 стакана гречневой крупы,
3 стакана воды,
два стакана молока,
200-300 граммов творога,
4-5 столовых ложек сахара,
4 яйца,
4 столовых ложки   панировочных сухарей,
4 столовых ложки сметаны,
4 столовых ложки сливочного масла,
соль по вкусу.


Гречневую крупу   промыть, пересыпать в кастрюлю и залить водой. Поставить на огонь, довести до кипения, уменьшить огонь  и варить  примерно 15  минут, после чего влить  молоко и потомить кашу ещё примерно 10 минут.  Снять кастрюлю с огня и немного остудить .Пока каша остывает, перетереть творог с сахаром, сметаной, солью и яйцами, после чего хорошо взбить   блендером. Соединить гречку с творожной массой и всё хорошо перемешать. Противень смазать   маслом  (небольшой кусочек оставить) и посыпать сухарями. Выложить  в  него готовую массу, поверхность смазать  оставшимся маслом.  Выпекать   при 170 градусах примерно полчаса. Вынимать из формы, когда остынет.

Posted in Бунинская Россия, Елец старинный | Leave a comment

«Русская кухня бунинских времён»

Выпуск 7.

Приехав в город на ярмарку или по делам, деревенские жители останавливались переночевать на постоялом дворе, где можно было заказать самовар, попить чаю, к которому чаще всего покупали калачи и колбасу. Поесть поплотнее отправлялись в трактир.

В. Васнецов. Чаепитие в трактире

Вот как описывает Бунин елецкий трактир Авдеича на Бабьем базаре: «/Кузьма/ прошел в дальнюю комнату, где народу было меньше, сел за столик, спросил бутылку мёду… под ногами на затоптанном /…/ полу – ломтики высосанного лимона, яичная скорлупа /…/» («Деревня»)

А. Попов. В трактире

«/…/ отец надевает полушубок: пора идти на базар, в трактир, — завтракать. /…/ В трактире «чистая» половина во втором этаже. И уже на лестнице /…/ слышно, как много в ней народу, как буйно носятся половые и какой густо,  горячий угар стоит повсюду. И вот отец садится /…/ и сразу заказывает несколько порций – селянку на сковородке, леща в сметане, жареной наваги. – требует графин водки, /…/ пива и приглашает за стол к себе знакомых /…/» («Подснежник»)

Кушанье из тушеной капусты с мясом, рыбой или грибами, обязательно с добавлением острых специй – вот что представляла из себя селянка. Готовили её порционно. Селянку мясную и рыбную подавали со сметаной.  Она была довольно распространенным и чисто русским блюдом не только в трактирном, но и  ресторанном меню.

Московский ресторан «Яръ»

 «Грузин Ираклий Меладзе /…/ обедал в большом людном зале под шумный струнный оркестр, с удовольствием чувствуя себя в столице, среди её богатой зимней жизни. Выпив за стойкой две рюмки померанцевой и закусив жирным угрем, он /…/ ел жидкую селянку, /…/ глухаря в сметане /…/». («Барышня Клара»).

В Москве селянку готовили по особому рецепту, который приводит в своей книге Е. Авдеева. Для неё на 6 персон требовалось: бульона мясного 4 тарелки, семги свежей 600 г, сига или судака свежих 600 г, соленой осетрины или свежей 600 г, каперсов и оливок 100 г, пюре томата 100 г, грибов белых маринованных 200 г, огурцов соленых 6 шт., луку репчатого 1 шт., перцу горошком и лаврового листа немного, укропу немного, соли по вкусу, масла столового 50 г, мягкой муки 1 ст. ложку, ракового масла 1 чайн. ложку, лимона 3 кружка, огуречного рассола 1 стакан, каенского перцу по вкусу.

Приготовление: масло и мелко изрубленный лук, положить в кастрюлю и спассировать на горячей плите, помешивая лопаткой; затем всыпать муку и вместе прокипятить, влить бульон и огуречный рассол и, размешав хорошенько, дать вскипеть. Положить нашинкованные грибы, каперсы и очищенные винтом оливки, лавровый лист и перец горошком. Очистить огурцы, разрезать вдоль на четвертинки, срезав семечки, нарезать косячками и также положить в бульон, затем хорошо прокипятить. Положить пюре томат, раковое масло, соли и каенского перцу по вкусу и размешав, опустить рыбу и дать провариться рыбе до полной готовности; тогда положить кружки лимона и, посыпав рубленым укропом, подавать».

Не обходится без селянки и завтрак героя романа «Жизнь Арсеньева» в трактире города Орла:

«Я пошел в трактир на Московской. Там выпил несколько рюмок водки, закусывая селедкой /…/. Потом ел селянку на сковородке. Народу было немало, пахло блинами и жареными снетками».

Снетки – небольшие озерные рыбки семейства корюшковых – обычно готовили так: вначале вялили на ветру, а потом слегка досушивали в печи, что придавало им оригинальный вкус. Снетки часто подавали со щами.

В трактире также постоянным блюдом были блины – сытные, вкусные тонкие лепешки, обильно политые маслом. Особенно много выпекали их на масленицу. Любили их представители всех сословий.

«В нижнем этаже в трактире Егорова в Охотном ряду было полно лохматыми, толсто одетыми извозчиками, резавшими стопки блинов, залитых сверх меры маслом и сметаной, было парно, как в бане. В верхних комнатах, тоже очень теплых, с низкими потолками, старозаветные купцы запивали огненные блины с зернистой икрой замороженным шампанским». ( «Чистый понедельник»)

Лакомятся ими и главные герои этого рассказа, представители среднего сословия.
«Мы прошли во вторую комнату, где в углу, перед черной доской иконы Богородицы Троеручицы, горела лампадка, сели за длинный стол на черный кожаный диван… 

/…подошел половой, /…/ начал скороговоркой:

— К блинам что прикажете? Домашнего травничку? Икорки, семушки? К ушице у нас херес на редкость хорош есть, а к наважке…

И к наважке хересу, — прибавила она /…/».

Традиционно тесто для блинов готовили на опаре, но не менее вкусными они получаются и безопарным способом. В этом легко убедиться, если воспользоваться рецептом «Блины скороспелые» из «Книги о вкусной и здоровой пище» 1964 года:

«Яйца смешать с 3 стаканами теплой воды, прибавить соль, сахар и соду, затем всыпать муку и хорошо размешать веселкой или сбивальным веничком так, чтобы тесто получилось без комков. Лимонную или виннокаменную кислоту развести в стакане воды, влить в подготовленное тесто, размешать и немедленно начать печь блины.

Если не имеется кислоты, то тесто для блинов можно приготовить так: муку, яйца, сахар, соль смешать с кислым молоком, а соду развести в стакане воды, влить в тесто перед выпечкой блинов и размешать.

На 500 г муки — 3 стакана воды, 2–3 яйца, 1 ст. ложку сахару, по 1/2 чайной ложки соли, соды и кислоты».

Posted in Бунинская Россия, Елец старинный | Leave a comment

26 августа 2022 г.

Общественное Телевидение России (ОТР) в конце сентября — начале октября планирует показать сюжет о произведении  Ивана Алексеевича Бунина «Лёгкое дыхание» в программе «Большая Страна». По его заказу Федеральное информационное агентство «Чистые Новости»  26 августа проводило съёмки в бывшей казённой женской гимназии, на  старом кладбище и в нашем музее.  По словам журналистки Елены Педченко и оператора Анатолия Бородина, съёмки в музее, особенно  после палящего солнца на улице, были комфортными и прошли, буквально, на  «одном дыхании». Сотрудники музея подготовили интересную информацию о  истории  создания этого великолепного бунинского рассказа, о случае  в Ельце, который мог лечь в основу сюжета, а также впечатлении Константина Паустовского после его прочтения на елецком вокзале.

Более того, оставшееся время и уникальные музейные экспонаты позволили совершенно  неожиданно снять ещё один рабочий эпизод для другого сюжета.

Posted in Фотомоменты | Leave a comment

«Русская кухня бунинских времён»

Выпуск 6.

Г. Ярцев. Село

Дорогих гостей на праздник старались угостить на славу. Старший брат Ивана Алексеевича,  Евгений,  после праздничной церковной службы  довольно часто заезжал в гости  к  зажиточному крестьянину села Рождество Даниле Алексеевичу Сисину.   Бунины сдавали ему землю, за что он был им очень благодарен.   

«В горнице накрыто чистой скатертью и нарезано свежих пирогов, водки стоит графинчик и красненькой, достают ветчины жирной, горячей, и яичницу с ветчиной, и студеньку, и творог со сметаной в обмочку, и все уговаривают: «Кушай, дорогой гостечек, не обездоль». – А когда станешь выпивать, скажешь: «Ну, за твое здоровье», — а он: «Кушай, кушай, сахар в уста». – «Ну, а сам-то что ж не выпьешь?» — «Я ведь для вашего здоровья только красненького и то только пригубить».

И не пьет, а потом меду подадут, а если престольный праздник, то и браги. И ведь не уедешь, чтобы не покушать, а он приговаривает: «Ведь мы вашим батюшкой весьма довольны, он нам земельку хорошую дает». (Е. Бунин. Раскопки далекой темной старины. )

Строго соблюдали наши предки постные дни, установленные православной церковью. В среду и пятницу, Рождественским, Великим, Петровским и Успенским постом, когда мясные и молочные  продукты запрещались, готовили овощные, грибные, крупяные, а когда разрешалось по церковному уставу, рыбные блюда.

«Перед Святками Катерина ела тюрю, толокно. Анна же питалась лишь хлебом. «Другой вещий сон хочу себе выпостить,» — сказала она сестре». («Аглая»)

Толокном называлась овсяная мука, приготовленная по специальной технологии. Мешок овса на сутки спускали в пруд или реку, потом овес томили в русской печи на слабом жару, пока зерно набухнет, приобретет приятный запах солода. Затем сушили, чтобы слегка зарумянилось.  И после этого мололи на мельнице или вручную толкли в ступах (отсюда и пошло название), просеивали на ситах. Из толокна особенно вкусна была жидкая кашка.

После окончания поста праздничный стол был обильным и сытным. Обязательно  подавали хотя бы одно мясное блюдо, а если позволяли средства, предваряли трапезу закусками – более или менее острыми или солеными кушаньями.

«-А что ты из закусок больше всего любишь?

— Из закусок-то? /…/ Да что ж, вот селедочки не плохо закусить, баранинки жареной, пирожка с сомовинкой… Ну, ещё какой-нибудь там хвостик ветчинки, хунтик колбаски вареной…» («Божье древо»)

«/…/ в праздник /…/ подали на деревянном круге круто посоленную жирную баранину, /…/ чашку голубого молока /…/ и свежих ситников». («Худая трава»)

Рецептов приготовления баранины было немало. Один из них, из книги Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам» — «Жаркое баранья грудинка«.

«Обваренную и с кореньями сваренную грудинку разрезать, немного посолить. Распустить ложку масла, поджарить в нем 2 изрубленные луковицы, всыпать ложку муки, развести бульоном из баранины, вскипятить, влить 1 стакан сметаны, еще раз вскипятить, вбить 3 желтка, подогреть, облить им сложенную на блюдо баранину, поставить в печь на 1/2 часа».

PS:  для удаления специфического запаха баранину нужно первоначально обварить, то есть вскипятить в воде, которую затем слить и заменить свежей. В качестве кореньев по рецепту используют  1 морковь, ½ корня петрушки, 1/2 сельдерея,  1/2  лука-порея, 1 луковицу, 2-3 лавровых листа, 10-15 зерен душистого перца. Запекать в духовке при температуре 200 градусов.

В. Абашин. Натюрморт

Не обходилось праздничное застолье и без солёной рыбы.
Так, в рассказе «Танька» есть упоминание о том, что на крестинах Рождественским постом приглашенных угощали соленым судаком.

«Я /../ — прямо в горницу. А там уж чистый пир какой: бутылки пивные пустые, вино столовое, сардинки, селедка большая очищена, как янтарь розовая…» («Хорошая жизнь»)

В отличие от бочкового посола,который был очень распространен в бунинское время, предлагаем попробовать посолить селёдку без особых хлопот сухим способом:

на 1 сельдь:
1 столовая ложка соли,
1 чайная ложка сахара,
1/4 чайной ложки чёрного молотого перца.

Рыбу  промыть,  отрезать голову и удалить  внутренности. Смесью из соли,  сахара и перца  натереть   рыбу снаружи и внутри,  завернуть  в пищевую плёнку или герметично упаковать в полиэтиленовый пакет.    Выдержать в холодильнике  двое суток.

Posted in Бунинская Россия, Елец старинный | Leave a comment

«Русская кухня бунинских времён»

Выпуск 5.

Караульщики в садах, старики-бобыли свою нехитрую еду готовили летом на костре или небольших самодельных печках.

И. Шишкин. Шалаш

«В поредевшем саду далеко видна дорога к большому шалашу, усыпанная соломой, и самый шалаш, около которого мещане обзавелись за лето целым хозяйством. Всюду сильно пахнет яблоками, тут — особенно. В шалаше устроены постели, стоит одноствольное ружье, позеленевший самовар, в уголке — посуда. Около шалаша валяются рогожи, ящики, всякие истрепанные пожитки, вырыта земляная печка. В полдень на ней варится великолепный кулеш с салом, вечером греется самовар, и по саду, между деревьями, расстилается длинной полосой голубоватый дым». («Антоновские яблоки»)

М. Иваненко. Пейзаж

«Возле пруда на пне сидел Мелитон и кидал сухие прутья в жаркий и проворный костерчик, разведенный в земляной печурке под котелком, висевшим в ней. /…/ Когда картошки в чугунчике стали сипеть и бурлить, он потыкал в них щепочкой и снял чугунчик с огня. /…/ а когда старик стал чистить картошки, запахло так вкусно, что я попросил и себе парочку. И мы молча стали ужинать возле неподвижно стемневшего пруда. /…/ Он ушел в избу /…/ и принес с собой ещё один ломоть ржаного хлеба, ножик /…/ и горсть крупной  соли» («Мелитон»)

На костре можно было сварить не только картофель. Чаще всего готовили кулеш – густую похлебку из пшена.

« — Небось каждый день все кулеш да кулеш?

 — А тебе что ж – рыбки, ветчинки захотелось? /…/ Оно бы ничего так-то: водочки осьмушку, сомовинки хунтика три, хвостик ветчинки, чайку хруктового… а это не кулеш, а называется реденькая кашка». («Деревня»)

Для приготовления традиционного кулеша требовались: стакан пшена,   кусок сала, 2 луковицы,   4–5 средних картофелин,  пучок зелени петрушки, черный молотый перец, соль, примерно 2,5 литров воды.

В котелке   растапливали  мелко нарезанное сало и  обжаривали в нем до золотистого цвета   мелко нарезанные луковицы, после чего добавляли  очищенный и нарезанный маленькими кубиками картофель. Слегка обжарив его,  добавляли в котелок воду,  доводили  до кипения, после чего высыпали заранее замоченное в воде (часа на два) пшено и варили до тех пор, пока  оно не разварится. Готовый кулеш  посыпался  измельченной зеленью петрушки.

И уж совсем экзотическим блюдом выглядит варево из мухоморов, которое с удовольствием ели косцы, наемные работники с Рязанщины.

Г. Мясоедов. Страдная пора

«/…/ я видел их ужин. Они сидели на засвежевшей поляне возле потухшего костра, ложками таскали из чугуна куски чего-то розового./…/ И вдруг, приглядевшись, я с ужасом увидел, что то, что они ели, были /…/ грибы-мухоморы. А они только засмеялись- Ничего, они сладкие, чистая курятина!» («Косцы»)

Чтобы остаться живым и здоровым после такого ужина, грибы нужно было готовить определенным образом. Многократное сливание вскипевшего отвара и замена его новым делало мухоморы безопасными и  пригодными для употребления.

Для  селян грибы никогда не были деликатесом.   Богатые белком лесные  дары зачастую спасали бедноту в голодные,  неурожайные годы. 4  августа 1915 года Иван Алексеевич записал в дневнике:

«С утра дождь и холод. Страшная жизнь караульщика сада и его детей в шалаше, с кобелем. Варит чугун грибов».

Чугуны были самой распространенной и удобной кухонной утварью.    Одинаковые по форме, от совсем маленьких до больших, они были хороши для приготовления самых разных блюд.

«/работник купца/ съел чугунчик горячих картошек, насыпав кучку соли на доску стола и отрезав огромный ломоть хлеба». («Игнат»)

«Баба разводит огонь на загнетке: набила в чугун яиц, хочет делать яичницу. В другом чугуне она принесла два фунта гречневой крупы /…/

Приложив к краям чугуна ветошки, баба несет его от печки и ставит на стол. Потом режет на ломти краюшку хлеба /…/ Яиц всего десяток, хлеба тоже мало, но так вкусно пахнет салом и хлебом». («Сказка»)

Н. Полуян-Внукова. У бабушки перед Рождеством

«В людской /…/ спекли ржаную витушку – «ряженый пирог». Готовились варить два чугуна студня, чугун лапши, чугун щей, чугун каши – все с убоиной» («Деревня»)

А. Корзухин. Девичник

Лапшу, то есть суп с узкими полосками теста и студень – холодное кушанье из сгустившегося мясного навара с кусочками мяса, варили либо по праздникам, либо по особо торжественным случаям. В данном примере – на крестьянскую свадьбу. Обязательным блюдом на свадебном столе была и каша – символ богатства и благополучия.

В семьях с достатком лапшу, куриный бульон ели чаще. Эти блюда по праву считались не только полезными, но и лечебными, так как были легкоусвояемыми и питательными.

«Мамушка, ай тебе курятинки сварить либо лапшицы молочной? Может, хочется чего? Может,  самовар поставить? – А она только дышит в забытьи, только слабо и благодарно рукой шевелит…» («Преображение»)

 А теперь — домашняя  лапша по рецепту Елены Молоховец.

«Яйцо, но лучше 2 желтка, 2½ ложки воды, ½ чайной ложечки соли, 1¼ стакана муки, замесить крутое тесто, раскатать деревянным валиком, очень тонко на подобие листа бумаги, подсыпая слегка муки, дать обсохнуть, нарезать полосы в 2 пальца ширины, сложить их одна на другую, нашинковать, очень мелко, длинными полосками, в виде ниточек, разбросать по доске, чтобы просохли и чтобы каждая лапшинка отделялась одна от другой. Всыпать или прямо в кипящий бульон или сперва в крутой соленый кипяток, раз вскипятить, откинуть на сито, дать стечь воде, опустить в готовый процеженный бульон, сварить до готовности, подавать. Варится всего минут 10-15».  

Posted in Бунинская Россия, Елец старинный | Leave a comment

«Удивительное перевоплощение дерева»

 В середине пятидесятых годов ХХ века в городском парке Брянска стали неожиданно погибать деревья. Первоначально объясняли это почтенным возрастом, ведь многим из них было около 100 лет. Первыми пострадали высокие, крепкие на вид вязы. Сначала они теряли листву, затем кору. Эта напасть оказалась «голландской болезнью ильмовых», и здоровым с виду деревьям предстояло отправиться на дрова. Но, случилось непредвиденное. Зимой 1960 года в парке появилась первая деревянная скульптура. Её творцами стали молодые рабочие завода дорожных машин Игорь Жданов и Виктор Михайлов. Именно они первыми разглядели скрытую красоту в засохших стволах и с помощью резцов придали им новую форму. Идея настолько понравилась жителям города, что этот почин поддержали и другие народные умельцы. Скульптур, рожденных их руками, становилось все больше и больше. Через несколько лет образовался самобытный декоративно-парковый ансамбль, получивший широкую известность, и по сути превратившийся в музей деревянной скульптуры под открытым небом. Когда самые первые фигуры, вырезанные из вязов, простояв почти 12 лет, истлели, их заменили новыми. И сделаны они были уже из благородного брянского дуба. Виртуально побывать в этом необычном парке и оценить работы, выполненные в соавторстве природы и человека, а также фантазию и смекалку их создателей, вы можете с помощью нашей выставки.

Пересвет. Фрагмент скульптуры «Акула и Пересвет»
Автор: В. Михайлов
1972 г. Клен
Акула. Фрагмент скульптуры «Акула и Пересвет»
Автор: В. Михайлов
1972 г. Клен
Деревянная скульптура «Деснянка»
Автор: В. Орлов, В. Херувимов
1976 г. Дуб
Лисица. Фрагмент композиции «Ворона и лисица»
Автор: В. Михайлов, И. Жданов
1970 г. Вяз
Деревянная скульптура «1941-й»
Автор: В. Михайлов
1971 г. Вяз
Деревянная скульптура «Непобежденные»
Автор: В. Михайлов
1973 г. Вяз
Деревянная скульптура «Мудрость»
Автор: Н. Бабкин, В. Сафронов
1976 г. Дуб
Деревянная скульптура «Доброта»
Автор: В. Михайлов
1974 г. Вяз
Деревянная скульптура «Змеерук»
Автор: Н. Бабкин, В. Сафронов
1976 г. Вяз
Деревянная скульптура «Руки, дающие жизнь»
Автор: В. Михайлов, В. Орлов
1974 г.
Деревянная скульптура «Брянская Мадонна»
Автор: В. Михайлов, И. Жданов
1966 г. Дуб
Деревянная скульптура «Емеля»
Автор: Е. Херувимов, В. Орлов
1976 г. Дуб
Деревянная скульптура «Аисты»
Автор: В. Михайлов, И. Жданов
1967 г.
Деревянная скульптура «Акула и Пересвет»
Автор: В. Михайлов
1972 г. Клен
Деревянная скульптура «Салют, победа!»
Автор: В. Михайлов, В. Орлов
1975 г.
Памятная колонна «Брянску 825 лет»
Автор: В. Михайлов
1971 г. Вяз
Деревянная скульптура «Двое»
Автор: В. Михайлов, И. Жданов
1967 г. Вяз
Деревянная скульптура «Лель»
Автор: Е. Жуков, О. Нырков
1976 г. Дуб
Posted in Выставка | Leave a comment

«Русская кухня бунинских времён»

Выпуск 4.

Достаточно распространенной разновидностью жидкой пищи в простонародье были похлебки – супы из картофеля или крупы. Они могли быть сварены как с добавлением мяса или сала, так и просто на воде. Секрет вкусной похлебки – длительное прогревание, «томление» в русской печи.

«Кузьма /…/ вечером зажигал какой-нибудь огарок только для того, чтобы поужинать картофельной похлебкой и теплой пшенной кашей…» («Деревня»)

Простую похлебку готовили обычно так: очищенный  картофель  произвольно нарезали в чугун,   добавляли  покрошенный  лук,  и,  залив  водой, ставили в печь.  Когда  картофель разваривался,  добавляли  немного крупы и приправляли  маслом с мукою.  Дополнительно  могли положить   снетков или в постные дни   грибы.  Более сытная похлебка, для людей, занятых тяжелым физическим трудом, предусматривала наличие мяса или субпродуктов. Вот всего два рецепта из кулинарной книги Екатерины Авдеевой:

  «Взять по 200 г на человека говядины или солонины, вымыть, положить в горшок, начистить и изрезать картофелю и накрошить луку; все опустить в похлебку, поставить вариться, положа немного круп или заправив мукой».

«Взяв вареных легкого, сердца и печенки по части, изрубить, положить луку, круп какие случатся, опустить в бульон, в котором все это варилось, дать вскипеть и подправить мукою с салом».

В. Максимов. Деревня

«Свежесть мокрых трав доносилась с поля, мешаясь с запахом дыма из топившейся людской. На минуту я заглянула туда, — работники, молодые мужики, /…/ сидели вокруг стола за чашкой похлебки». («Заря всю ночь»)

Самой простой холодной летней похлебкой была тюря. Она состояла из накрошенного ржаного хлеба и мелко нарезанного зеленого лука, заправленных подсолнечным маслом и залитых холодной водой или квасом.

«/князь/ сам мастерил себе тюрю – неумело толок и растирал в деревянной чашке зеленый лук, крошил туда хлеб лил густой пенящийся суровец и сыпал /…/ крупной серой соли». («Суходол»)

Квас готовили из ржаного или ячменного солода, квасных хлебцов, ржаных сухарей, ржаной муки, сахара и некоторых специй. В летнюю жару, в разгар полевых работ, он не только утолял жажду, но часто заменял первое блюдо.

Хлеб, квас или молоко брали с собой в качестве завтрака на наемную, поденную работу.

«Девки /…/ расселись на траве, стали развязывать узелки, вынимать лепешки и раскладывать их на подолы между прямо лежащих ног, стали жевать, запивая из бутылок  кто молоком, кто квасом». («Митина любовь»)

Летом печь топили редко, лишь затем, чтобы испечь хлеб. В пищу старались употреблять то, что не требовало тепловой обработки: творог, сметану, простоквашу с зеленью, окрошку, которая в летнее время заменяла суп.

С. Виноградов. Обед работников

Основа окрошки –  белый квас  – несладкий, в меру кислый и резкий. Екатерина Авдеева  учила  её  готовить так:

«Взяв остатки жаркого, какое случится (кроме поросёнка или свинины, которые не годятся, потому что жирны),  изрезать мелкими кусочками,  покрошить зеленого луку, укропа, огурцов   круто сваренных яиц,  и если случатся   раковые  шейки, прибавить их,  налить  хорошим квасом , посолить  и дать постоять; можно   положить ещё   ложки   две свежей сметаны».

В «Книге о вкусной и здоровой пище» (1954 г.) – следующий рецепт:

ОКРОШКА СБОРНАЯ МЯСНАЯ

«Вареную говядину, ветчину, язык, а также очищенные свежие огурцы нарезать маленькими кубиками; мелко нарезать зеленый лук и в тарелке размять ложкой, добавив немного соли; лук от этого станет мягким. Белки сваренных вкрутую яиц нарубить, а желтки растереть в кастрюле, добавить к ним сметану, немного горчицы, сахар, соль, тщательно перемешать и развести квасом. После этого в кастрюлю положить подготовленные продукты. При подаче на стол окрошку посыпать мелко нарезанным укропом. На 1 л  кваса — 250 г готовых мясных продуктов, 2 свежих огурца, 75 г зеленого лука, 2 яйца, 1/2 стакана сметаны и 1 чайную ложку сахара».

Posted in Бунинская Россия, Елец старинный | Leave a comment

«Частушка звонкая, весёлая» (устное народное творчество в произведениях И.А. Бунина)

Озорные, веселые частушки в бунинское время  были неотъемлемой частью любого сельского праздника.

Н. Дмитриев-Оренбургский. Воскресение в деревне

«Играли» их все, от мала до велика, иногда намекая, а иногда и прямо указывая на те чувства, которые испытывали к кому-нибудь.

Очень любил частушки Иван Алексеевич, знал их великое множество и всегда мастерски исполнял. «Частенько грасские окрестности оглашались задорной русской частушкой:

Т.Логинова-Муравьёва. Вилла «Бельведер»

Миленький, красивенький,
Покатай на сивенькой
— Покатаю, девки, вас,
Поцелуйте только раз.

Порой эту же частушку Иван Алексеевич исполнял в другой, более шаловливой редакции,  /…/ а Вера Николаевна начинала притворно сердитым тоном ему выговаривать:

Ян, что за песни…
Иван Алексеевич, приплясывая, проходил проходочкой возле неё:

Грубияночка моя,
Не серчай ты на меня.
Прогуляемся в лесок,
Каплет там с берёзы сок.

Наезжали гости, и становилось на «Бельведере» ещё шумнее.

Эх, петь, да  гулять, да других делов не знать, — напевал Бунин. – Поесть, поплясать – против нас не сыскать». (В Лавров. «Холодная осень»)

Н.Я. Рощин вспоминал: «Деревенскими /…/ прибаутками, поговорками, присказками И.А. мог бы занять внимание слушателя на двое суток, нет слова в русском языке, на которое он не ответил бы острым, метким народным словом».

Порой он рассказывал о том, как собирал частушки, народные поговорки, прибаутки. «Это неоценимый клад, и сколько их ни записывай, все равно ничего не запишешь. Был у меня паренёк из деревенских, которого я обучил искусству записи. Мы условились, что я буду платить ему по копейке за каждую запись. Вероятно, этот самородок многое сам присочинил, но как он был талантлив /…/.

А всяких частушек и народных прибауток собрал я около 11 000. Не знаю, уцелели все эти материалы, они остались в Москве, в моих архивах».

Б. Кустодиев. Хоровод

К сожалению, фольклорные записи писателя так и не были обнаружены. Самую малую часть их можно было бы восстановить, опираясь на произведения Ивана Алексеевича. Но это относится только к метким народным выражениям, которых предостаточно в его рассказах о крестьянской жизни, повести «Деревня».

Наиболее интересны из них следующие:

«Ни совести, ни чести, хоть плюй в глаза, всё Божья роса», «Зачитаешься – в кармане не досчитаешься, печалиться – хвост замочалится» («В лесу»);

В. Голынский. На крестьянском дворе

«Богат, да дурковат, в голове рано смеркается», «Я не ворона, есть оборона», «Сухая ложка рот дерёт» («Митина любовь»);

«Богатый, как бык рогатый – в тесные ворота не пролезет», «Чужой кусок не сладок»,   «Заветный перстенёк и поношенный хорош…»,   («Худая трава»);

«Живём – не мотаем, а попадешься – обротаем», «Не те деньги, что у бабушки, а те, что в пазушке»,   «Были б денежки в кармане, будет тетушка в торгу»,   «Без имени и овца баран», «Люди ложь, и я тож» («Деревня»);

Н. Богданов. Пасечник

«Моя душа прямая, всё примая, и мёд, и тот прёт», «Не пьют на небеси, а тут кому не поднеси», «Понурая голова и с рублём пропадая», «День меркнет ночью, человек – печалью», «Кобель  жрет месиво, а и то живет весело», «Двум смертям не быть,  а одной не миновать», «Лес по дереву не тужит», «Сладок мёд, да не по две ложки в рот», «Стар пестрец, да уха сладка» («Божье древо»);

«Волк коню не свойственник» («Суходол»);

«Зубаст кобель, да прост», «У нас на Руси силу в пазухе носи…» («Сила»);

С. Бабюк. Сенокос

«Воду варить – вода будет» («Хорошая жизнь»);

«Пешего сокола и галки дерут» («Весёлый двор»);

 «Из хама не сделаешь пана» («В поле»).

«Не всяк Бога славит, а Бог себя явит» («Поруганный Спас»);

А вот частушки встречаются редко, да и то, чаще всего первые две строки:

«Рычат, ловко вторят две гармони:

Раздайся народ:
Трепаком идёт Федот!

И. Прянишников. Сельский праздник

Илюшка и Наташка ходят друг перед другом, постукивают каблуками, не глядя друг на друга /…/

Илюшка раздувает ноздри, дробит в пол каблуками, наступает:

Ух, сыпь чаще,
Подавай слаще!

Она плывёт мимо, говоря небрежно, вскользь, как напевая:

Я ходила, подавала
,А тебе всё мало, мало…»
(«Марья»)

Ф. Сычков. Свободное время

«Он разогнулся и  ладно топнул лаптями:

Ах, сыпься горох,
На двенадцать дорог,
Когда буду помирать,
Тогда буду подбирать!»
(«Божье древо»)

«Ах, что кому у нас,
Когда праздничек у нас!» — запел он вдруг фальшиво и резко.
(«На даче»).

До сегодняшнего дня частушки продолжают оставаться любимым видом устного творчества. Благодаря лаконичной форме, шутливому тексту и легкости исполнения, их с удовольствием поют на свадьбах, ярмарках и любых других народных гуляниях. Вот  несколько частушек, записанных в 1985 году в бунинских местах:

деревня Озёрки

Не ругай меня, мамаша,
Что сметану пролила.
Мимо дома шёл Илюшка,
Я без памяти была
.

Шила милому кисет,
Вышла рукавица.
Меня милый похвалил:
«Какая мастерица!»

Ф. Сычков Масленица

Из колодца вода льётся,
Я не буду выливать.
Мине милый изменил,
Я не буду горевать.

Елочка зеленая,
Макушечка витая.
Девочка красивая,
Никем не занятая.

На дубу сидит ворона,
Кормит вороненочка.
У какой-нибудь разини
Отобью милёночка.

В. Рябинин. Масленица

Вышивала я платочек
И сказала: «Береги!»
А он, сволочь, негодяй,
Вытирает сапоги.

Ох, подружка дорогая,
Пусть он вытирает.
Когда будет вытирать,
Тебя будет вспоминать
.

Пойду плясать,
Доски гнутся.
Сарафан короток,
Ребята смеются.

Голубые, голубые.
Голубые небеса.
Почему не голубые
У миленочка глаза?

Ф. Журавлёв. Гармонист.

Играет гармонь,
На гармони — батист.
Не гармошка завлекает,
Завлекает гармонист.

Трепитеся, ножки,
Не боюсь Алёшки.
Боьсь мужа-дурака,
Наколотит у бока.

Ах, Ванечка,
Ваня ненаглядный!
у Ванюши на груди
Цветок виноградный.

Ах, что ж ты стоишь,
Что ж ты церемонишься?
Подходи-ка ты ко мне
и мы познакомимся.

Posted in Бунинская Россия | Leave a comment