Канун Купалы (1903)

КАНУН  КУПАЛЫ

 

Не туман белеет в темной роще,

Ходит в темной роще богоматерь,

По зеленым взгорьям, по долинам

Собирает к ночи божьи трави.

 

Только вечер им остался сроку,

Да и то уж солнце на исходе:

Застят ели черной хвоей запад,

Золотой иконостас заката.

 

Уж в долинах сыро, пали тени,

Уж луга синеют, пали росы,

Пахнет под росою медуница,

Золотой венец по роще светит.

 

Как туман, бела ее одежда,

Голубые очи точно звезды.

Соберет она цветы и травы

И снесет их к божьему престолу.

 

Скоро ночь — им только ночь осталась,

А наутро срежут их косами,

А не срежут — солнце сгубит зноем.

Так и скажет сыну богоматерь:


 

«Погляди, возлюбленное чадо,

Как земля цвела и красовалась!

Да недолог пек земным утехам:

В мире Смерть, она и Жизнью правит».

 

Но Христос ей молвит: «Мать! не солнце,

Только землю тьма ночная кроет:

Смерть не семя губит, а срезает

Лишь цветы от семени земного.

 

И земное семя не иссякнет.

Скосит Смерть — Любовь опять посеет.

Радуйся. Любимая! Ты будешь

Утешаться до скончанья века!»

 

1903

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Каменная баба (1903-1906)

КАМЕННАЯ БАБА

 

От зноя травы сухи и мертвы.

Степь — без границ, но даль синеет слабо.

Вот остов лошадиной головы.

Вот снова — Каменная Баба.

 

Как сонны эти плоские черты!

Как первобытно-грубо это тело!

Но я стою, боюсь тебя… А ты

Мне улыбаешься несмело.

 

О дикое исчадье древней тьмы!

Не ты ль когда-то было громовержцем? –

Не бог, не бог нас создал.

Это мы Богов творили рабским сердцем.

 

1903 — 1906

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

К востоку (1903-1906)

К ВОСТОКУ

 

Вот и скрылись, позабылись снежных гор чалмы.

Зной пустыни, путь к востоку, мертвые холмы.

 

Каменистый, красно-серый, мутный океан

На восток уходит, в знойный, в голубой туман.

 

И все жарче, шире веет из степей теплынь,

И все суше, слаще пахнет горькая полынь.

 

И холмы все безнадежней. Глина, роговик…

День тут светел, бесконечен, вечер синь и дик.

 

И едва стемнеет, смеркнет, где-то между скал,

Как дитя, как джинн пустыни, плачется шакал,

 

И на мягких крыльях совки трепетно парят,

И на тусклом небе звезды сумрачно горят.

 

1903 — 1906

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Из окна (1906)

ИЗ  ОКНА

 

Ветви кедра — вышивки зеленым

Темным плюшем, свежим и густым,

А за плюшем кедра, за балконом —

Сад прозрачный, легкий, точно дым:

 

Яблони и сизые дорожки,

Изумрудно-яркая трава,

На березах — серые сережки

И ветвей плакучих кружева,

 

А на кленах — дымчато-сквозная

С золотыми мушками вуаль,

А за ней — долинная, лесная,

Голубая, тающая даль.

 

<1906>

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Золотой невод (1903-1906)

ЗОЛОТОЙ НЕВОД

 

Волна ушла — блестят, как золотые.

На солнце валуны.

Волна идет — как из стекла литые.

Идут бугры волны.

 

По ним скользит, колышется медуза,

Живой морской цветок…

Но вот волна изнемогла от груза

И пала на песок.

 

Зеркальной зыбью блещет и дробится,

А солнце под водой

По валунам скользит и шевелится,

Как невод золотой.

 

1903 — 1906

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Змея (1906)

ЗМЕЯ

 

Покуда март гудит в лесу по голым

Снастям ветвей, — бесцветна и плоска,

Я сплю в дупле. Я сплю в листве тяжелым,

Холодным сном — и жду: весна близка.

 

Уж в облаках, как синие оконца,

Сквозит лазурь… Подсохло у корней,

И мотылек в горячем свете солнца

Припал к листве… Я шевелюсь под ней,

 

Я развиваю кольца, опьяняюсь

Теплом лучей… Я медленно ползу —

И вновь цвету, горю, меняюсь,

Ряжусь то в медь, то в сталь, то в бирюзу.

 

Где суше лес, где много пестрых листьев

И желтых мух, там пестрый жгут — змея.

Чем жарче день, чем мухи золотистей –

Тем ядовитей я.

 

<1906>

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Зеленый стяг (1903-1906)

ЗЕЛЕНЫЙ  СТЯГ

 

Ты почиешь в ларце, в драгоценном ковчеге,

Ветхий деньми, Эски,

Ты, сзывавший на брань и святые набеги

Чрез моря и пески.

 

Ты уснул, но твой сон — золотые виденья.

Ты сквозь сорок шелков

Дышишь запахом роз и дыханием тленья —

Ароматом веков.

 

Ты покоишься в мире, о слава Востока!

Но сердца покорил Ты навек.

Не тебя ль над главою пророка

Воздвигал Гавриил?

 

И не ты ли царишь над Востоком доныне?

Развернися, восстань –

И восстанет Ислам, как самумы пустыни,

На священную брань!

 

Проклят тот, кто велений Корана не слышит.

Проклят тот, кто угас

Для молитвы и битв, — кто для жизни не дышит,

Как бесплодный Геджас.

 

Ангел смерти сойдет в гробовые пещеры, —

Ангел смерти сквозь тьму

Вопрошает у мертвых их символы веры:

Что мы скажем ему?

 

<1903-1906>

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Зейнаб (1903-1906)

ЗЕЙНАБ

 

Зейнаб, свежесть очей! Ты — арабский кувшин:

Чем душнее в палатках пустыни,

Чем стремительней дует палящий хамсин,

Тем вода холоднее в кувшине.

 

Зейнаб, свежесть очей! Ты строга и горда!

Чем безумнее любишь — тем строже.

Но сладка, о, сладка ледяная вода,

А для путника — жизни дороже!

 

<1903-1906>

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Звезды горят над безлюдной землею… (1903)

Звезды горят над безлюдной землею,

Царственно блещет святое созвездие Пса:

Вдруг потемнело — и огненно-красной змеею

Кто-то прорезал над темной землей небеса.

 

Путник, не бойся! В пустыне чудесного много.

Это не вихри, а джинны тревожат ее,

Это архангел, слуга милосердого бога,

В демонов ночи метнул золотое копье,

 

1903

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,

Запустение (1903)

ЗАПУСТЕНИЕ

 

Домой я шел по скату вдоль Оки,

По перелескам, берегам нагорным,

Любуясь сталью вьющейся реки

И горизонтом низким и просторным.

Выл теплый, тихий, серенький денек,

Среди берез желтел осинник редкий,

И даль лугов за их прозрачной сеткой

Синела чуть заметно — как намек.

Уже давно в лесу замолкли птицы,

Свистели и шуршали лишь синицы.

Я уставал, кругом все лес пестрел,

Но вот на перевале, за лощиной,

Фруктовый сад листвою закраснел,

И глянул флигель серою руиной.

Глеб отворил мне двери на балкон,

Поговорил со мною в позе чинной,

Принес мне самовар — и по гостиной

Полился нежный и печальный стон.

Я в кресло сел, к окну, и, отдыхая,

Следил, как замолкал он, потухая.

 

В тиши звенел он чистым серебром,

А я глядел на клены у балкона,

На вишенник, красневший под бугром…


Вдали синели тучки небосклона

И умирал спокойный серый день,

Меж тем как в доме, тихом, как могила,

Неслышно одиночество бродило

И реяла задумчивая тень.

Пел самовар, а комната беззвучно

Мне говорила: «Пусто, брат, и скучно!»

 

В соломе, возле печки, на полу,

Лежала груда яблок; паутины

Под образом качалися в углу,

А у стены темнели клавесины.

Я тронул их – и горестно в тиши

Раздался звук. Дрожащий, романтичный,

Он жалок был, но я душой привычной

В нем уловил напев родной души:

На этот лад, исполненный печали,

Когда-то наши бабушки пепали.

 

Чтоб мрак спугнуть, я две свечи зажег,

И весело огни их заблестели,

И побежали тени в потолок,

А стекла окон сразу посинели…

Но отчего мой домик при огне

Стал и бедней и меньше? О, я знаю —

Он слишком стар… Пора родному краю

Сменить хозяев в нашей стороне.

Нам жутко здесь. Мы все в тоске, в тревоге…

Пора свести последние итоги.

 

Печален долгий вечер в октябре!

Любил я осень позднюю в России.

Любил лесок багряный на горе,

Простор полей и сумерки глухие,

Любил стальную, серую Оку,

Когда она, теряясь лентой длинной

В дали лугов, широкой и пустынной,

Мне навевала русскую тоску…

Но дни идут, наскучило ненастье –

И сердце жаждет блеска дня и счастья.

 

Томит меня немая тишина.

Томит гнезда немого запустенье.

Я вырос здесь. Но смотрит из окна

Заглохший сад. Над домом реет тленье,

И скупо в нем мерцает огонек.

Уж свечи нагорели и темнеют,

И комнаты в молчанье цепенеют,

А ночь долга, и новый день далек.

Часы стучат, и старый дом беззвучно

Мне говорит: «Да, без хозяев скучно!

 

Мне на покой давно, давно пора…

Поля, леса — все глохнет без заботы…

Я жду веселых звуков топора,


Жду разрушенья дерзостной работы,

Могучих рук и смелых голосов!

Я жду, чтоб жизнь, пусть даже в грубой силе,

Вновь расцвела из праха на могиле,

Я изнемог, и мертвый стук часов

В молчании осенней долгой ночи

Мне самому внимать нет больше мочи!»

 

(1903)

Posted in Стихотворения (1903-1906) | Tagged , , , , , , , , , ,