График работы с 01.05-10.05 2021 года

Posted in Новости, Объявление | Leave a comment

ВКОНТАКТЕ

Уважаемые жители и гости города!

Подписывайтесь прямо сейчас и узнавайте новости первыми!

Подписывайтесь, если хотите быть в курсе событий!

Подписывайтесь и получайте интересную информацию бесплатно!

Добавляйте первыми комментарии, оставляйте свои отзывы и пожелания!

Мы вас ждем!

https://vk.com/club200034816

Нам интересно знать ваше мнение!

Posted in Мы здесь!, Новости, Объявление | Leave a comment

Прогулки по бунинскому Ельцу: Знаменский женский монастырь.

Выпуск 7.

Интересные  воспоминания о посещении монастыря есть в автобиографической рукописи уроженца Ельца, профессора, заведующего кафедрой биологии Воронежского университета Константина Васильевича Скуфьина. Описываемая жизнь обители датируется приблизительно 1908 – 1912 годами.

   «/…/ мы с мамой направились к монастырю, окруженному каменной стеной и тыловой безоконной стороной различных строений в белой штукатурке. Над воротами в стене была большая икона. С обеих сторон ворот сидели нищие разного пола и возраста, протягивающие руку за подаянием. /…/

И.М. Прянишников. У церкви

За воротами, в которые мы вошли, перекрестившись, было нечто вроде короткого тоннеля под строением. Здесь также сидели нищие и ещё две монашки с копилкой. Далее был обширный двор, вымощенный булыжником, сквозь который пробивалась травка. Прямо перед нами была белая церковь с колокольней, а по краям шли кельи для монашек. Мы зашли в церковь, постояли минут десять, поставили свечку, а потом пошли к нашей родственнице, которая жила в келье на втором этаже. Помню небольшую спаленку с одним окном и небольшую кухоньку, в которой можно было разогреть обед, приготовленный в общей большой кухне внизу. Мы расположились в довольно просторной двухоконной столовой с видом на город через стену.

Вид на восточную часть города с монастыря. Фотография конца ХIХ — начала ХХ века

В ней был небольшой стол, иконы в углу, литографии святых мест на стене, стулья, покрытые холстинными чехлами, пяльцы для вышивания в углу у входа, на полу плетеные из лоскутных лент постилки.

Так могла выглядеть келья (современная реконструкция)

Все было очень скромно, чисто, аккуратно. Сама монашка, одна из троюродных сестёр мамы, имела бледное лицо – плод малоподвижной жизни, долгих молений и ещё более долгих, на всю ночь, чтений псалтыря над покойниками, одним из источников дохода монашек, наряду с кружевоплетением и другим рукоделием, в котором они были непревзойденными мастерицами. На обед хозяйка кельи подала нам лапшу с головой осетра, картофельные котлеты с клюквенным киселем и, в заключение, душистый чай на травах с рыбной кулебякой. Все было приготовлено отменно.

    Выйдя во двор, мама надумала посетить келью знаменитой на всю округу старицы, про которую говорили, что она правильно предсказывает все события переменчивой судьбы. Эта келья  была в нижнем этаже напротив, вход почти вровень с землёй, с небольшим порожком.

Н. Касаткин. У часовни

Дверь из двух половин была широко открыта, и перед ней стояла группа ожидающих своей очереди богомольцев. Келья была небольшая, в ней на кровати сидела полуприкрытая одеялом в холстинковой рубахе старица с какими-то пронзительными глазами. Здесь же в сторонке сидели ещё две или три монашки в обычном черном одеянии, которые принимали от очередного посетителя приношения – узелки с продуктами, кусок холста, реже деньги. Приходившие мужчина или женщина, иногда и оба вместе крестились в угол на иконы и садились на табуретку, задавая какой-нибудь вопрос. Старица отвечала непрямо, какими-то намеками. Пришедшие пытались задавать дополнительные вопросы, но получали вновь неясные ответы и выходили из кельи в некоторой растерянности. Однако группа ожидающих, невольно посвященная в вопросы и ответы, принималась расшифровывать намеки старицы, причем один толковал так, другой иначе, третий совсем по-своему, тем не менее каждый склонялся к тому пояснению, которое было ему по душе, и уходил, перекрестившись на храм, вполне довольный.

Ещё я вспоминаю другой поход в монастырь, на этот раз в будний день, притом постный и неторговый.

С. Виноградов. В келье

В монастыре было тихо, безлюдно, все монашки сидели по своим кельям и занимались делами. Обед был скромный – щи из кислой капусты и котлеты из сырого картофеля, фаршированные сухими грибами, с грибной же подливкой и несколькими маслинами. После обеда с  чаем наша родственница провела нас в церковь на раннюю вечерню, где тоже было просторно и тихо, в боковом приделе шла негромкая служба без хора, позвеньковали самые малые колокола, царила атмосфера задумчивости и некоторой грусти».

Posted in Елец старинный, К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина, Экскурсия | Leave a comment

Прогулки по бунинскому Ельцу: Знаменский женский монастырь.

Выпуск 6.

Конец XIX — начало ХХ были временем расцвета и известности Знаменского монастыря. В его собственности находилось 3 десятины 1810 саженей земли, а сам он представлял собой большой благоустроенный жилой поселок с двумястами деревянными домами. В его стенах искали спасения 310 насельниц: 254 послушницы и 54 монахини, руководимые настоятельницей в сане игумении.

Матушки Знаменского монастыря на порожках храма. Фото начала ХХ века.

Со стороны города обитель была похожа на кремль или какой-то средневековый замок.

Знаменский женский монастырь. Фото начала ХХ века.

Все здания внутри содержались в образцовом порядке. Как отмечал В.И. Немирович – Данченко, «каждый дом строили не по общему плану, не на один раз для всех  утверждённому рисунку, а как  хотелось его хозяйке.

Территория монастыря в 2005 году. Дома на фотографии — уцелевшие бывшие кельи.

То узенький, в два этажа, по два, по три окна в каждом, то низенький и длинный, то с высокими, острыми, то пологими крышами. И всякая клетушка чувствует свою соседку локтем. Постаревшие – осесть, покривиться не могут – рядом стоящие крепко держит их под руки. Каждый домик в свою краску расписан: голубые, зелёные, красные, серые, бревенчатые, тесом обшитые – но все с крылечками в наружу, то под пестрым навесом, то совсем простенький.  /…/Перед некоторыми – палисадники».  В палисадниках росли самые красивые в городе цветы и стройные деревья, что придавало необычную живописность каменистой  местности… 

Как когда-то давно, сегодня в монастыре всё в цветах

Кругом была удивительная чистота. Двор вокруг храма, дорожки к кельям были выложены большими тесаными белыми плитами. Каждую субботу, а также перед праздниками матушки тщательно их промывали, а в будничные дни ограничивались  подметанием. Тишина, покой, благоухающий ароматами цветов воздух, сочная зелень травы и листвы иноческого городка производили неизгладимое впечатление на всех, кому посчастливилось там побывать.

    Ельчанка  Нина Тихоновна Дементьева  рассказывала: «Вспоминая своё детство, я всегда вспоминаю наши приходы в монастырь. Мне всё там нравилось. Необыкновенная чистота и красота. Казалось, там даже воздух был не такой, как в городе.

    Знаменский монастырь был не общежительный. Каждой монахине давали послушание, но жить она должна была на свои средства. В монастыре было много келий. Келья представляла собой небольшой деревянный домик с несколькими комнатами. В одной келье матушки и послушницы жили по 3 – 5 – 6 человек. Жили они по-разному, и, как правило, на содержании у купцов. Одни были  побогаче, другие победнее, в зависимости от состояния и щедрости своих благодетелей. Елецкие купцы занимались благотворительностью, не забывали монастырь. Матушки жили на их подаяние, и день и ночь молились за них.

   Питались они, в основном, овощами. Молоко и рыба – в праздники и разрешенные дни. Готовили уху, заливное из рыбы.

   В кельях обстановка была очень скромной. Железная кровать, покрытая простым одеялом, шкаф с книгами, нехитрая утварь и очень много икон. Зато все было вычищено, выскоблено, постилочки чистые, все ухожено. В святом углу – треугольный столик, на котором лежали Евангелие и другие церковные книги. Кельи преображались на Пасху и Рождество. Кровати застилались белыми покрывалами, а на черные металлические спинки надевались белые накрахмаленные чехольчики. Комнаты становились ослепительно чистыми и нарядными. Везде горели лампады. Матушки очень любили кошек.  В каждой келье жили кошки, которые спасали их от мышей.

В. Штембер. Портрет молодой монахини

Вся жизнь насельниц монастыря заключалась в молитве. Далеко за полночь в кельях был виден свет горящих лампад и силуэты матушек, молящихся на коленях. В свободное от молитвы время матушки занимались рукоделием.

   Одевались они очень скромно. Длинная рубаха, сверху – платье прямого покроя с длинными рукавами. Надевалось оно через голову и подвязывалось пояском. Все шилось из простой ткани – ситец, бязь. В этой одежде они ходили дома, в церковь надевали черную мантию и клобук. Церковь посещали рано утром и вечером, днем молились дома. Монастырь жил тихой размеренной жизнью».

Posted in Елец старинный, К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина, Экскурсия | Leave a comment

Прогулки по бунинскому Ельцу: Знаменский женский монастырь

Выпуск 5.

О кружевоплетении монахинь следует сказать особо. Работая самостоятельно, без скупщиков, матушки сами принимали заказы. В основном плели блонды, то есть тончайшие кружева из шёлка, цветных льняных и хлопчатобумажных  нитей, канители – из серебра и золота. Они были самыми опытными в городе кружевницами и лучшими художницами. 

Фрагмент старинного кружева

  Монастырь принимал заказы на кружева для украшения церквей, одежды священников, а также на штучные изделия из шелковых, бумажных, золотых и серебряных нитей для царского двора.    Домна Серафимовна Лоткина, жительница Черной слободы, в молодости бывшая послушницей Знаменской обители, где она стала мастером кружевоплетения и художницей по изготовлению «сколков», вспоминала, как в связи с приездом в Елец великого князя Михаила Романова, ей заказали два сколка платьев княгиням Ольге Александровне и Ксении Александровне. Платья, которые плели по её сколкам три монахини,  были готовы за месяц.  Заказчицам наряды понравились, ибо помимо оплаты (100 рублей), художнице на память  подарили перстенёк.  

   Также Домна Серафимовна рассказывала  ещё об одном заказе —  кружевном покрывале на аналой Рождественской церкви длиной в 2,5 аршина и шириной в 1 аршин.   Необыкновенное по красоте  изделие с изображением Георгия Победоносца на коне с драконами по углам, на жемчужной сетке из шёлка, хлопчатобумажных и металлических нитей,     мягко переливающееся на свету и мерцающее, три кружевницы сплели за 2,5 месяца, получив за работу 145 рублей.

Изделие современных кружевниц

   Из Ельца лишь кружевницы Знаменского монастыря плели крупные  кружевные изделия по заказам магазинов Москвы, Петербурга, Парижа. Знаменитый «елецкий валансьен», созданный их руками,  плелся из тончайших  шелковых, льняных и хлопчатобумажных нитей № 140 – 160, так называемой «паутинки». Кружево отличалось  изяществом, многообразием узоров, живописностью растительно-цветочного орнамента и  особой прозрачностью изделий.

   Секретами мастерства инокини щедро делились со своими юными воспитанницами. При монастыре с 1890 года была церковно-приходская школа, в которой ежегодно обучались «изящному ремеслу» 100 девочек из самых бедных семей.

Размещалась она в двухэтажном деревянном доме на высоком каменном фундаменте, находящемся на южном склоне горы слева от последней площадки парадной лестницы.

На открытке конца ХIХ века — здание школы в центре.

Грамоту и рукоделие преподавали монахини, а учителями Закона Божия были монастырские священники и дьякон. Нуждающиеся ученицы обеспечивались бесплатными учебниками. Особо одаренных девочек учили рисованию, так как в обители с 1879 года существовала живописная мастерская, в которой под руководством художника П.А.Соколова работали и обучались искусству молодые послушницы.

   С каждым годом обитель расстраивалась и хорошела. В ноябре 1890 года состоялось открытие общей трапезной.  Спустя два года монастырская община приобрела прекрасный деревянный дом под больницу для заболевших сестёр. Как писал иеромонах Геронтий, «здание больницы деревянное, сухое, теплое, крытое железом, находится на возвышенном месте; передний фасад его обнесен палисадником, в коем посажены разнородные деревья. /…/ Этот зелёный уголок дает летом тень и освежает воздух. Больница имеет помещение на 8 кроватей, тут же аптека, в которой находятся все необходимые медикаменты, и две жилых комнаты для прислуги. Заведует больницей хорошо понимающая медицину монахиня Мелитона. Лекарство выдается всем бесплатно, а в крайнем случае монастырь приглашает к серьёзно заболевшим инокиням доктора  из города».  

Posted in Елец старинный, К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина, Экскурсия | Leave a comment

Прогулки по бунинскому Ельцу: Знаменский женский монастырь

Выпуск 4.

Ежедневные монастырские службы, совершаемые в великолепном Знаменском храме строго по уставу, прекрасное стройное пение хора инокинь, многочисленные старинные иконы привлекали сюда немало богомольцев.  Необыкновенно красивым, как отмечали современники, было внутреннее убранство. К сожалению, фотографий того времени с интерьерами храма не сохранилось, но былую красоту можно представить, взглянув на современные снимки.

Внутри Знаменского храма. Фотография 2018 года.

По словам иеромонаха Геронтия , «окрашенные в светло-песочный цвет стены были украшены художественной живописью в виде картин из Священной истории и дополнены изящной орнаментурой». Белые деревянные иконостасы, отделанные резьбой и позолотой, белые столбы-колонны, поддерживающие своды, и светлые полы создавали впечатление обилия света и простора.

Входящий в храм крестный ход. Фото 2018 года.

   Главными святынями храма были: чудотворная икона Знамения пресвятой Богородицы,  иконы Господа Вседержителя и Божией Матери «Троеручица» и два образа святителя Николая Чудотворца, сохранившиеся невредимыми в пожаре 1769 года.

Одна из современных святынь монастыря -старинная икона Знамения Пресвятой Богородицы

Внимание богомольцев привлекали также размещенные на втором этаже церкви 3 большие мозаичные картины с изображением жизни и страданий Спасителя, созданные одной из сестёр обители, схимонахиней Марией. Как писал иеромонах Геронтий, картины эти были «из фольги, морских раковин, разноцветных камешков и вырезанных  политипажей, искусно украшенных  восточной растительностью».

    Надо сказать, Знаменский монастырь славился своими монахинями-мастерицами. Будучи своекоштным, то есть каждая насельница должна была содержать себя самостоятельно, за свой счет или на пожертвования благотворителей, монастырь помогал юным послушницам овладеть в совершенстве каким-либо видом рукоделия, которое становилось дополнительным заработком.

Неврев Н. За вышиванием

Инокини прекрасно шили, стегали затейливыми цветочно-растительными узорами одеяла, плели и вязали кружева, вышивали шелком, бисером, золотыми и серебряными нитями не только церковные  облачения, но и одежду богатых ельчанок. Не случайно состоятельные горожанки предпочитали заказывать приданое для дочек именно здесь. А что только не изготовлялось их руками из кожи! Особенно красивы были веера,  дамские сумочки, вышитые     бусинками,  бисером, стеклярусом и шелком до полного изящества, чехлы  для диванов, кресел, абажуры.  Ельчанка Елена Исидоровна Павлова  вспоминала: «Они обувь делали – какую пожелаете! И туфельки на каблучках, и сапожки, и тапочки.  Подошва – из крученого какого-то материала, но такие мягкие, такие удобные

Монахини не только обувь изготовляли, но и белье прекрасное сами шили – и постельное, и нижнее. Отделают бельё кружевом – ну просто загляденье!»

Наглядным подтверждением слов Елены Исидоровны может служить изящная женская сорочка из тонкого батиста, богато украшенная кружевом, находящаяся в экспозиции Музея народных ремёсел и промыслов.

Posted in Елец старинный, К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина, Экскурсия | Leave a comment

#твойвыбор

Друзья, сегодня нас трудно удивить новыми технологиями. Но доводилось ли вам самим принимать участие в разработках продукта, который только завтра появится в наших телефонах и ноутбуках? Предлагаем попробовать себя в роли тестировщика — специалиста, тестирующего компонент или систему, а именно систему дистанционного электронного голосования, которое организует ЦИК России. Таким образом вы уже сейчас сможете увидеть то, что большинству станет доступно только через год-два.

Posted in Акции, Залы музея | Leave a comment

«Как прекрасен этот мир!»

Уважаемые жители и гости города!

Приглашаем вас посетить выставку

«Как прекрасен этот мир!»,

которая будет проходить в музее с 1 мая по 15 мая.

На выставке будут представлены репродукции пейзажей известных художников ХIХ века.

Posted in Афиша | Leave a comment

«На благо Отечества…»

(о председателе I Государственной Думы Муромцеве С.А.)

   Летом  и осенью 1905 года в Ельце и Елецком уезде было неспокойно.     В Ельце бастовали рабочие кондитерской фабрики Дякина, ткацкой фабрики Черникина, железнодорожных мастерских. Из Засосенской части города  они  направились к табачной фабрике Заусайлова на Манежную улицу, к заводам Криворотова и Романова, к кожевенным заводам Валуйского на Ельчике, к паровой мельнице Еремина и иконописной мастерской Трубицина… В близлежащих селах и деревнях   крестьяне самовольно рубили помещичьи леса, грабили торговые лавки, поджигали  господские имения.  Эпизод об этих волнениях  есть в повести И.А. Бунина «Деревня», изданной в 1910 году:

    «Ты не слыхал, что под Ельцом — то было? На хуторе братьев Быковых?.. Помнишь небось, — картавые-то?.. Сидят эти Быковы, не хуже нас с тобою, этак вечерком, играют в шашки… Вдруг — что такое? Топот на крыльце, крик: «Отворяй!» И не успели, братец ты мой, эти самые Быковы  глазом моргнуть — вваливается ихний работник, мужачинка на манер Серого, а за ним — два архаровца какие-то, золоторотцы, короче сказать… И все с ломами. Подняли ломы да как заорут: «Руки уверх, мать вашу так!»   Быковы,конечно, перепугались не на живот, а на смерть, вскочили, кричат: «Да что такое?» А мужичишка свое: уверх да уверх!
И Тихон Ильич сумрачно улыбнулся и, задумавшись, смолк:
— Да договаривай же, — сказал Кузьма.
— Да и договаривать-то нечего… Подняли, конечно, руки и спрашивают:»Да что вам надо-то?» — «Ветчину подавай! Где ключи у тебя?» — «Да сукин сын! Тебе ли не знать? Да вот они, на притолке на гвоздике висят…»

Упомянул Бунин в повести и дядю своей супруги Веры Николаевны, Сергея Андреевича Муромцева: « Было начало мая; после жары завернули холода, дожди, шли над городом осенние мрачные тучи. /…/  Прежде в такую погоду по лавкам, трактирам зевали, еле перекидывались словами. Теперь по всему городу – толки о Думе, о бунтах и пожарах, о том, как «Муромцев отбил премьер-министра»…»

   Сергей Андреевич Муромцев (1850 – 1910) был  правоведом, земским деятелем.   Уроженец  Петербурга, большую часть жизни он прожил в Москве. Учился на юридическом факультете Московского университета, где с 1875 г. был доцентом, а с 1877 г. профессором римского права. В 1879 – 1892 гг. возглавлял в качестве главного редактора журнал «Юридический вестник». В 1880-е гг. принимал активное участие в деятельности земств в качестве гласного Московского и Тульского земских собраний.

  Бунин  хорошо знал  Сергея Андреевича еще до знакомства с  его племянницей. Об этом можно судить по такому факту: на визитной карточке Муромцева, переданной Бунину, есть сделанная им  приписка : «Пожимает крепко руку многоуважаемому Ивану Алексеевичу и сердечно благодарит за внимание.30.IV. 1903 г.».  Бунин, вероятно, послал или предал    через кого-либо  Сергею Андреевичу  одну из своих книг. Да и впоследствии, как правило, летом,  Иван Алексеевич и Вера Николаевна  часто жили под Москвой — в Царицыне, где у Сергея Андреевича была огромная дача.

    В 1905 году вместе с П.Н. Милюковым, Ф.Л. Головиным, И.И. Петрункевичем Муромцев стал основателем партии кадетов, являлся членом её Центрального комитета.  В 1906 Муромцев был избран депутатом (от Москвы)  I Государственной думы, и на её первом заседании 27 апреля был избран председателем.  На выборах в Первую Думу кадеты получили большинство мест, поэтому и председателем был избран кадет. Но любопытно, что за  Муромцева Дума проголосовала единогласно. А ведь в ее составе были депутаты — категорические противники программы кадетов. Но, видимо, авторитет Муромцева был настолько высок, что его избрали, невзирая на партийную принадлежность.    После избрания  Сергей Андреевич произнёс свою первую и последнюю речь в Думе, в которой,  в частности, сказал: «Совершается великое дело; воля народа получает свое выражение в форме правильного, постоянно действующего, на неотъемлемых законах основанного, законодательного учреждения. Великое дело налагает на нас и великий подвиг, призывает к великому труду. Пожелаем друг другу и самим себе, чтобы у всех нас достало сил для того, чтобы вынести его на своих плечах на благо избравшего нас народа, на благо Родины».

В.А. Серов. Портрет Муромцева (1910)

   По воспоминаниям И.В. Гессена, «Муромцев как бы для того и был рожден, чтобы стать председателем парламента. Красивое, с правильными чертами бледное строгое лицо, умные черные глаза, размеренная повелительная речь – каждое слово падало весомо, величественная оценка представляли на редкость гармоническое сочетание…»   А вот каким запомнил его историк А. А. Кизеветтер: «Строгий, суровый, торжественный, стоял он на своём месте и вёл заседание твёрдо, в полном сознании правоты своих действий. Но, несмотря на его суровость, все члены Первой Думы не только слушались его, но и сердечно любили его. Они все чувствовали, что Муромцеву Дума была дорога, потому что ему дорога была Родина, для блага которой он пошёл в Думу».

  Председательство в I Государственной думе не могло не быть тяжелым делом. У депутатов не было опыта парламентской деятельности, ещё не сложились общепринятые нормы, регламентирующие парламентские процедуры, правительство не обладало навыками общения с парламентом, а парламент не знал, как работать с правительством. Муромцеву предстояло не только направлять и вести заседания, но и нужно было сформировать аппарат Думы, её канцелярию.   О напряженной  и ненормируемой работе С.А. Муромцева  писал в своих мемуарах  адвокат М.М. Винавер: «В 11 часов он уже сидел на трибуне. Заседания идут часто  дневные и вечерние. Предельных часов для заседаний нет, — их быть не может: работы так много и такой спешной. Дневное заседание кончается в 7 – 8 часов, вечернее затягивается далеко за полночь. А тут только начинается канцелярия, работа с секретарем, сношения с властями».

Заседание I Государственной Думы

  Обладая глубокими познаниями, Сергей Андреевич приложил колоссальные усилия к выработке думского регламента и процедурных норм. Как подчёркивал депутат I Государственной Думы Н. Езерский, «если Дума не блуждала первое время ощупью, не раскалывалась в ненужных вопросах процедуры… по возможности сокращала время, тратимое на выполнение формальностей.., то этим в значительной степени Дума обязана такту и твёрдости своего председателя».

  На заседаниях первого созыва Думы поднимались крайне острые вопросы:    об амнистии всех политических заключённых, отмене смертной казни, упразднении Государственного Совета, установлении ответственности Совета министров перед Думой, наделении крестьян землей.

  Интересно, как после выступлений, требующих принятия решений, во время которых председатель требовал говорить уважительно, не допуская оскорбительных выражений и повышения голоса, а также чтения «по бумажке»,  проходил подсчет голосов. По обычаю, заведенному Муромцевым, голосовавшие «за» оставались сидеть, голосовавшие «против» — вставали. Воздержавшиеся должны были письменно уведомить об этом секретаря Думы, в противном случае они считались проголосовавшими «за». Если результаты голосования вызывали сомнение, то процедура повторялась. Если и после этого ясности не прибавлялось, производилось раздельное голосование. Голосовавшие «за» и «против» должны были выйти из зала заседаний в противоположные двери, во время чего помощники пристава Думы производили подсчет.

     I Дума провела всего сорок заседаний, с 27 апреля по 8 июля 1906 года, — и была досрочно распущена манифестом государя, в котором, между прочим, говорилось, что «выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область». Царь имел в виду думский аграрный проект, согласно которому значительная часть земель должна быть отчуждена у помещиков в пользу крестьян за выкуп «по справедливой оценке». Конечно, этот проект не мог не вызвать резонанса в обществе. И на Думу была также возложена ответственность за прошедшие крестьянские выступления.

  И, тем не менее, она вошла в историю как  первая попытка создать в стране представительный законодательный орган, а С.А Муромцев, по словам газеты «Русские ведомости» «при жизни для всех русских, для всех европейцев стал исторической личностью, потому что с его именем начинается русская конституционная история».

Умер С.А. Муромцев 4 октября 1910 года от сердечного приступа. Проводить его в последний путь пришли тысячи человек. В течение нескольких часов по центральным улицам и площадям  Москвы двигалась огромная траурная процессия.   Многим из присутствовавших на  похоронах глубоко запали в душу проникновенные слова юриста Ф.Ф.  Кокошкина, депутата I Государственной Думы от Москвы: «Сергей Андреевич Муромцев принадлежал России, но ещё раньше — и прежде всего — он принадлежал Москве. Москва ценила его и гордилась им ещё тогда, когда значение его было многим неясно. Ибо Сергей Андреевич был явлением пророческим в нашей жизни.

Он не только учил нас началам правового государства, но и предсказывал их осуществление, предсказывал не словами, нет, — но сам собою, своею личностью, всем существом своим. В те времена, когда самая мысль о народном представительстве в России казалась многим бредом, люди проницательные, видя его в Московской городской думе, в московском земстве, могли предугадать, что представительный строй близится к нам. Ибо уже тогда в лице Сергея Андреевича мы имели народного представителя, и даже более того — главу представительного собрания. Пророчество сбылось. Москва помнит ту минуту, когда она отказывалась от своих исключительных прав на Муромцева, когда она отдавала его всей России…»

Вполне вероятно, что за восемь лет, с момента смерти С.А. Муромцева и до окончательного отъезда   в эмиграцию, Бунин и Вера Николаевна бывали на Донском кладбище на могиле своего знаменитого родственника, так  как  в дневнике Веры Николаевны  27 апреля 1911 года  записано, что  они в Москве присутствовали на панихиде  по «дяде Сереже».

Posted in Бунинская Россия | Leave a comment

Прогулки по бунинскому Ельцу: Знаменский женский монастырь

Выпуск 3.

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон, очень любивший Елец, в свой последний приезд сюда, в 1779 году сам выбрал и освятил место закладки нового каменного двухэтажного храма в честь иконы Знамения Пресвятой Богородицы. Тогда же помещица Анна Ивановна Хлусова на его возведение пожертвовала 18000 рублей ассигнациями.  И началась стройка. Сёстры, а их в ту пору было сорок, сами носили из-под горы тяжелые камни, сами очищали землю, рыли бут наравне с рабочими-мужчинами, обжигали кирпич, приносили песок и воду. Первый престол храма был освящен в 1805 году. Спустя 8 лет, 4 октября 1813 года, было совершено его полное освящение.

Современный вид Знаменского храма

Прекрасный белоснежный храм, напоминающий корабль, радовал насельниц, но к этому чувству добавлялась и легкая горечь: монашеская община официально не была зарегистрирована, и потому в городе её как бы не существовало. Помочь инокиням в юридическом восстановлении монастыря решил городской голова Иван Васильевич Шапошников. В 1816 году он внес в Московскую сохранную казну 12 000 рублей серебром, (впоследствии увеличенных им до 38 000) и подал прошение от себя и других «благочестивых граждан Ельца об утверждении вновь женского монастыря на Каменной горе». В своем письме горожане обещали поддерживать монастырь своими лептами.

Император Александр I

Ходатайства ельчан не остались без внимания. 28 октября 1822 года в Вероне император Александр I собственноручно начертал на прошении: «Быть по сему».

С открытием штатного монастыря на Каменной горе началась совершенно другая жизнь, число монашествующих увеличилось, совершились первые постриги.

    Игуменья Глафира, сменившая в 1823 году настоятельницу Олимпиаду, решила построить каменную ограду с 4 башнями по углам вместо обветшавшей деревянной . Широкой лентой опоясала территорию обители новая кирпичная стена, закрепленная по углам изящными, круглыми башенками. Их рустованные стены, украшенные круглыми нишами с лепными розетками, подчеркнули не мощь и неприступность монастырских стен, а красоту и богатство всего архитектурного комплекса. Многие детали башен напоминают постройки выдающегося архитектора того времени – Д. Жилярди. Поражают своей грандиозностью масштабы строительства: в монастырские стены 1200 метров длиной были уложены десятки тысяч блоков тесаного камня, более 6 000 000 кирпичей.

Знаменский монастырь на фотографии ХIХ века

    Во время строительства ограды на её западной стороне была заложены новая колокольня с воротами под аркой, через которые впоследствии совершались крестные ходы.

    Часть стен и колокольня сооружались по проекту, подписанному петербургским архитектором Шарлеманем в 40-е годы XIX века.

 Высокая колокольня, вызывающая восхищение безукоризненными пропорциями всех 4-х ярусов, постепенно убывающих вверх, и увенчанная изящным шпилем, была завершена к 1861 году  На  ней разместили 10 разных колоколов, один из которых был часовым, а самый большой весил 179 пудов.

Одновременно с оградой, в 1823 году была начата постройка парадной лестницы из гладко отесанных плит, ведущей с юга к Святым воротам монастыря. Её проект был разработан художником Хрисанфом Анисимовичем Зиминым.  Шесть многоступенчатых переходных отливов с промежуточными площадками и смотровой эспланадой – творение рук бригады плиточников братьев Апалевых – Гордея и Ермолая, уникальных ельчан-камнетесов.

Отреставрированная лестница

  Прилегающие к горе стены лестницы мастера столь искусно выложили блоками известняка, что они кажутся естественным продолжением огромных пластов белого камня, слагающих  гору горизонтальными уступами.

Во время пасхальных богослужений  и в честь иконы Божией Матери «Знамение», по парадной лестнице проходил крестный ход с хоругвями и зажженными свечами в сопровождении хора, в крещенские праздники по  ней  спускались к реке, где происходило водосвятие.   Эти торжества постоянно собирали множество верующих не только из Ельца, но и из других мест.

Вид на город и лестничный пролет

С эспланады лестничного спуска по праздникам пускали фейерверк; отсюда гости города любовались панорамой Ельца и наслаждались вечерним колокольным звоном, далеко разносившимся окрест.

Posted in Елец старинный, К 150-летию со дня рождения И.А. Бунина, Экскурсия | Leave a comment

«Новый завет»

Стихи Ивана Бунина читает Игорь Петренко

Posted in Аудиокниги, Минута поэзии | Leave a comment